понедельник, 10 июля 2017 г.

Nautical girl


Когда я была маленькой, то любила приезжать на лето к бабушке в Одессу. Я помню, как мы ходили по Дерибассовской, ели сладкое липкое мороженое (даже помню вкус деревянной палочки от пломбира, которую вылизываешь до идеальной чистоты) и в каком-то большом пребольшом магазине мне купили шляпу. Настоящую, белую с полями и большим нелепым бантом. Мои первые вечатления об одесситках заключалсь в двух моментах, у всех был белый перламутровый педикюр и все носили резиновые шлепанцы с большими яркими цветами, тоже резиновыми. Я мечтала о таких, но в холодном мрачном Питере где бы я такие носила? Там же 11 месяцев в году - зима. А Одессу, Одессу я любила.
В юности было еще много отдельных эпизодов связанных с этим городом. Особенно запомнился момент, когда мы с семьей переехали жить в Киев, а старший брат, ему было на тот момент 23, сказал, что никакого Киева ему не надо. Он будет жить в Одессе. И все. Он был военным и взрослым. Его перевод решился довольно быстро. Условия по началу у него были конечно не айс. Но мне было плевать. Я рыдала в подушку на окраине жилого массива Троещина, от того, что в Одессе живет теперь он. А не я. Было ощущение, что у меня украли любимый гоод. Ну кто я теперь такая? Одна из миллиона киевлян, стремящихся на выходных поближе к морю. А ведь все не так. Никто, слышите, никто не любит этот город как я! Эй, кому об этом крикнуть в ухо? Так думала я, когда мне было 13...
Я была очень домашней девочкой воспитанной в абсолютной строгости. При этом мама говорит, что я всегда всегда делала только то, что хотела. и ничто не могло меня остановить. Как так, я не знаю. Но знаю, что трепетно ждала момента окончания вуза. Потому что "получи диплом, а потом делай, что хочешь" Мое "что хочешь" было очень скромным. Я хотела уехать с подругой сама(!!!) в Одессу и... все. Если честно, дорвавшись до свободы, я даже не знала, что с ней делать. Пляж - диско, диско - пляж. Лица стерлись. Но я помню ощущение этой свободы. Я танцевала в белом платье ночью на пляже и морской ветер развивал мои волосы. Этого клуба уже нет. Он стоял на углу старой Аркадии, по-моему там сейчас ресторан. Но это, впрочем, не важно, что клуба уже нет. Главное, что ощущение осталось.
Однажды я влюбилась. Так, что стало страшно. Я уже работала, и была абсолютно самостоятельной. Но такой потерянной и беззащитной, что не знала, что делать. Мне надо было сбежать. Сбежать от него и от себя. Потому что нельзя любить мальчиков, которых нельзя любить. Потому что сердце одно и его надо беречь. Потому что очень страшно. Потому что сработал инстинкт самосохранения. И билеты на поезд. И много мартини. И много сигарет. Месяц меня лечил мой любимый город. Месяц я бродила сама по улицам. Много думала и почти не ходила на пляж. Месяц меня берегла моя Одесса. И это было так... нежно. Так заботливо. Так по матерински. Нет, конечно не уберегла. Я же вернулась в Киев и все таки накосячила. Но с тех пор, Одесса - мама, для меня не пустые слова.
Мы часто приезжаем в гости. Всей семьей к семье моего любимого брата. И мне казалось, что память стерлась, чувства утихли, страсти успокоились. У нас есть свой маршрут, ничего общего с тем, который был у меня 10 лет назад. И в Одессе так много приезжих. И в Аркадии грязно. И на фото на мор вокзале одни и те же... Да и Киев вроде ничего. И даже стало обидно, ведь я же думала, что никто и никогда этот город не будет любить как я. И я такая, камон, малышка, неужели все? И правда думала, что все. Пока этой весной не поехала в Одессу сама. То есть как сама, я на поезде, а вся семья на машине. Разница в пребытии 5 часов в мою пользу. 5 часов. Под ледяным дождем на пустых улицах, продуваемая морским ветром. Такая заснувшая в своих эмоциях, такая спокойная и от того нелепая. Такая не похожая на себя, неважно какой давности. Ты ли это, малышка? Спрашивал меня мой любимый город. Я расплакалась. Нет, не я. В суматохе быта, семейного счастья и социальной роли я давно забыла как это, быть собой. Неправильной, местами резкой, кому-то упрямой, кому-то ленивой, с кем-то наглой, с кем-то скучной, для кого-то самоуверенной, для кого-то беззащитной, но одинаково честной с самой собой. Честной со своими чувствами. Еще горели фонари, но было уже светло. Туман садился после дождя тяжелой влагой на волосы и проникал в мое сознание вязким неприятным откровением. Слезы уже не текли. Ведь плачешь взахлеб только тогда, когда случается 4 абзац этого повествования. Дворники качественно и как-то прям с усердием мели метлами. Вот-вот должен был открыться Компот. Я шла по Екатерининской. Я не видела моря. Но это было не важно. Конект был настроен. Губы стали солеными, а вопросы ненужными. Мой город был внутри меня. И да. Никто и никогда не полюбит его так как я. Теперь  точно не сомневаюсь...

Спасибо, что дочитали)) Мой образ в не совсем типичном исполнении морского стиля в качестве бонуса)))




рубашка, юбка, жакет Stradivarius, мюли Zara, сумка Parfois











Отправить комментарий